x

РАЗГОВОР С РЕЖИССЕРОМ АЛИЧЕ РОРВАХЕР

Сегодня в «Порядке слов» пройдет показ второго фильма Рорвахер «Чудеса»

Свой дебютный полнометражный фильм «Небесное тело» итальянский режиссер Аличе Рорвахер сняла в 2011 году. Первая работа принесла ей «Серебряную ленту» в Каннах за лучший режиссерский дебют. А следующая ее картина «Чудеса» в 2014 году была удостоена Гран-при Каннского кинофестиваля.
«Небесное тело» - история 13-летней Марты, которая перебирается вместе с деспотичной сестрой и кроткой матерью из Швейцарии на юг Италии. Оказавшись на новом месте, Марта вынуждена преодолеть ряд испытаний, связанных с взрослением, адаптацией в незнакомой среде, а также подготовиться к обряду конфирмации. Она регулярно посещает курсы катехизиса в провинциальной католической церкви, но первый опыт знакомства с религией лишь усугубляет и без того неустойчивое положение девочки.

Сегодня в «Порядке слов» пройдет показ второго фильма Рорвахер «Чудеса», а вчера после спецпоказа ее дебютной картины «Небесное тело» режиссер ответила на волнующие зрителей вопросы.


- Этот фильм снят на пленку, а пленочная съемка сегодня - большая редкость. Почему вы отказываетесь от цифровой камеры?
- Когда я думаю о том, что можно взять и снимать фильм на цифровую камеру, не ограничивая себя временем, я прихожу в ужас. Вот это самоограничение, когда ты не можешь сразу посмотреть на результат, для меня тоже стало очень важным в работе. Если есть эта граница, предел возможностей, я всегда до него дохожу, а если пределов нет, то я ничего не добиваюсь. Всякий раз, когда я пыталась снимать на цифру, получался кошмар.
- Вы не обучались кинематографу, но изучали философию и литературу в Туринском университете. Насколько философское образование может помочь при создании кино?
- Я вообще-то хотела изучать кино, но меня никуда не приняли, хотя я не то чтобы отказывалась. Мы много переводили с древних языков: с греческого, латыни, санскрита... Эта переводная практика очень помогла мне, потому что в режиссуре мы занимаемся чем-то похожим – переводим наши идеи в область кино.
- Какую проблематику из тех, с которыми вы уже работали, вы бы воплотили в следующем фильме? Тему лицемерия и ханжества в церкви или тему замкнутости, отчуждения и непонимания?
- Я бы выбрала пять тем. Думаю, что и в этом фильме слоев и сюжетных линий гораздо больше перечисленных. Этот фильм словно вулканическая порода, в которой можно увидеть много наслоений. Для меня самым интересным является язык визуального образа, язык изображений. В фильме персонаж девочки входит в новый для нее мир. Так же и я входила в новый для себя мир кинематографа.
- Как вы нашли главную актрису на роль Марты?
- Нам нужно было найти девочку без южного акцента, потому что по сюжету фильма она выросла в Швейцарии, а искать подходящую актрису там у нас возможности не было. Для южных итальянцев Швейцария – такое же абстрактное место, как и Луна, мало кто знает, где она вообще находится. Поэтому мы отправились искать ее по хиппи-общинам в Италии, которые живут обособленно по всей стране. В одной из таких общин мы и встретили актрису (Юли Вианелло) на роль Марты. Тогда она впервые оказалась в городе, впервые была на юге страны… Я вместе с ней впервые прошла этот условный курс катехизиса во время создания картины.
- Как много непрофессиональных актеров задействованы в фильме?
В этом фильме играли актеры из разных профессиональных сфер. Очень важно сталкивать в работе профессионалов и непрофессиональных актеров, особенно при работе с детьми: профессионал может показать ребенку ремесло. Я стараюсь смешивать людей из разных миров, потому что, как нас учит крестьянская мудрость, чистопородные существа обречены на вымирание.
- В фильме вы открыто заявили о лицемерии в церкви. Подвергались ли вы осуждению из-за этого?
- Эта проблематика не была в фильме основной. Удивительно, что в обществе начались дискуссии и обсуждения. Значит, какой-то общественный нерв мы все-таки задели. Хотя даже в Ватикане этот фильм был одобрен.
- Почему вы решили обратиться к религиозной тематике?
- Сначала я собиралась сделать документальный фильм о катехизации, специально посещала разные религиозные курсы. Но потом решила, что здесь нужен вымысел, какое-то художественное выражение. Я поняла, что не могу работать, когда у реальных людей, которых я снимала, были какие-то очень серьезные проблемы. Да и актеры чувствуют себя спокойней. Когда ты снимаешь людей в реальной обстановке, то они всегда скованы, а для меня очень важно дать людям ощущение свободы. К тому же это еще и своеобразное проявление уважения к религии. В результате и получился художественный фильм.
- Часто критики пишут про обилие элементов магического реализма в ваших фильмах. Чувствуете ли себя в какой-то мере наследницей Роберто Росселлини?
- Я очень люблю Росселлини. Боюсь, что он может перевернуться в гробу от того, что я сейчас скажу, но мне кажется, что он никогда не контролировал до конца то, что происходит в его фильмах. Они просто случались. Когда снимаешь, трудно сказать, что вдохновляешься кем-то конкретно. В хороший фильм мы вкладываем часть своей памяти, часть собственного зрительского опыта. Но сложно намеренно ссылаться на кого-то, когда ты снимаешь фильм.
 - Как звучит ваше собственное послание к человеку?
- Я бы посоветовала всем меньше говорить и больше прислушиваться к тому, что нас окружает.


«Чудеса» Игровой. Италия. Режиссер Аличе Рорвахер. 110 мин.
Дата: 27 сентября
Время: 21:00
Площадка: «Порядок слов»

Дата публикации: 27 Сентября 2015
Автор: Владислав Чуринов
Тэги: анонс